• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

История одной охоты

10.10.16 11:28 | Redakteur | 48 комментариев »

Подвиг, Память

Погода 26 января 1943 года на Ставрополье была не слишком-то лётная. Оттепель с небольшим плюсом и шедший почти всю ночь мокрый снег превратили землю в липкую жижу, укрытую для красоты белым саваном. В небе плотной пеленой — 8—10 баллов — неслись низкие облака.

Однако войну погода не отменяет. В рамках Северо-Кавказской наступательной операции — операции «Дон» — развивается Тихорецко-Ейская наступательная операция. Ранним утром в 7-м Гвардейском ордена Ленина штурмовом авиаполку в полёт по маршруту Ставрополь—Тихорецк—Новодонецкая—Ставрополь готовились опытные лётчики: отвоевавший без одного дня полгода кавалер ордена Красной Звезды командир звена гвардии лейтенант Сергей Смирнов и его постоянный ведомый гвардии младший лейтенант Сергей Слепов. Задача примерно полуторачасового полёта — разведать обстановку на железных дорогах в заданном треугольнике и израсходовать боезапас по одной из обнаруженных целей.

Полёт обещал быть непростым: помимо непогоды нужно было учитывать серьёзное зенитное прикрытие станций, педантично организуемое немцами. К тому же на аэродромах Белая Глина и Тихорецк базировались «мессеры». На прикрытие своими истребителями по такой погоде рассчитывать не приходилось, к тому же летели-то всего два штурмовика. Однако штаб дивизии неожиданно выделил пару ЛаГГ-3 из 979 ИАП. К сожалению, сразу после взлёта у ведомого истребителя задымил мотор, и лётчик вернулся на аэродром. Тем не менее оставшийся в одиночестве истребитель смело пошёл со штурмовиками в немецкий тыл, хотя и без пары остался неполноценной тактической единицей.

Штурмовики 7-го ГШАП в боевом вылете. Лето 1943.


Часы отсчитывали минуты полёта. Кое-где встречались отдельные эшелоны противника, по дорогам двигались одиночные машины. В одном из лесочков обнаружилась группа грузовиков. Лётчикам, понятно, хотелось побыстрее избавиться от бомбовой и ракетной нагрузки, чтобы облегчить тяжёлые машины примерно на полтонны, но замеченные цели были так себе, а впереди ещё добрый час над немецким тылом.

На подходе к станции Малороссийской Смирнов увидел цель. ЦЕЛЬ! На путях стояли сразу несколько составов, и среди крытых вагонов и открытых платформ заманчиво вырисовывались цистерны. Для отвода глаз штурмовики прошли несколько минут в сторону Тихорецка, а потом сделали разворот и…
…На бреющем полёте, скрытно подойдя к станции и сделав горку до высоты 150—200 метров, лётчики увидели на станции 4 ж.д. эшелона. Ведущий подал по радио команду ведомому перестроиться в колонну и бить по хвосту эшелона. Сам ведущий решил бить голову эшелона. Команда ведомым была понята.
С высоты 150 метров и дистанции 600—800 метров под углом 10—15° к эшелону лётчики выпустили снаряды РС. Во избежание перелётов точку прицеливания брали с выносом под колёса вагонов и паровозов. С дистанции 400 метров открыли пулеметно-пушечный огонь.
В результате попадания в вагоны снарядов РС и пулемётно-пушечного обстрела в эшелоне возник большой очаг пожара. С небольшим доворотом влево с высоты 15—20 метров лётчики сбросили бомбы 4 ФАБ-100 и 4 ФАБ-50 с взрывателями АВ-1 с замедлением 21 секунда.
Бомбы ведущего ложились в голове эшелона, бомбы ведомого с небольшим недолётом по хвосту эшелона. В результате бомбометания лётчики наблюдали разрывы бомб по всей длине эшелона.
Возникло несколько сильных взрывов и очагов пожара, что свидетельствовало о наличии в эшелонах боеприпасов.
В момент атаки противодействия ЗА и ЗП противника не было благодаря внезапности подхода к цели и внезапности атаки. Повторный заход на цель не производился, т.к. эффективность поражения в результате первой атаки была очевидна.
Из документа 4-й ВА.


Уходя от Малороссийской к Тихорецку, лётчики видели, как на станции взрываются бомбы и в серо-белое небо начинают подниматься клубы чёрного дыма.

Они полетели на Краснодар, нанося на карту обнаруженные эшелоны, дошли до Новодонецкой и повернули обратно, домой, на Ставрополь. Неожиданно и без того неидеальная видимость стала катастрофически ухудшаться. Плюнув на приличия, самолёты пошли над самой ниткой железной дороги. Причина ухудшения видимости скоро стала ясна: над станцией Малороссийской в небо поднимался толстый столб чёрного дыма, растекавшегося по плотным облакам, как чёрная тушь по воде. У основания дымного столба были видны регулярные отблески, как от молний в хорошую грозу — только не в воздухе, а где-то внизу, с земли, из ада…

После возвращения Смирнова и Слепова не прошло и часа, как на обработку обнаруженных ими составов пошли пары и четвёрки штурмовиков. А вот на Малороссийскую пошла пара истребителей-разведчиков. Командование вполне понятным образом усомнилось в достоверности не по погоде бодрого доклада лётчиков.

Контролёры сообщили: плотный чёрный дым и непрерывные взрывы вообще не позволили им подойти к станции и рассмотреть происходящее внизу. С другого аэродрома ближе к вечеру послали специальный самолёт фоторазведки — но обстановка на Малороссийской по-прежнему оставалась нефотогеничной. Тот же документ штаба 4-й ВА сообщает:
Взрывы эшелонов с боеприпасами на ст. Малороссийская были видны на расстоянии 30 км в течение всего дня.
Ночь Смирнов и Слепов провели в штабе полка, рисуя по распоряжению штаба армии схему своего удара по станции. Благо, от полётов их на 27 января освободили — серьёзное по тем временам поощрение. Правда, оказавшееся бесполезным: в ЖБД 230-й ШАД отмечено, что как 27, так и 28, и 29, и даже 30 января метеоусловия «держали» на земле всю дивизию.

9 февраля — с набирающего известность вылета не прошло и двух недель — комсомолец Сергей Слепов не вернулся с боевого задания. А на следующий день в полк специально прилетал командарм генерал-майор Н. Ф. Науменко. Он рассказал, что после того, как Красная Армия 30 января отбила Малороссийскую, для изучения последствий удара пары штурмовиков 5 февраля на станции работала специальная комиссия штаба армии, насчитавшая четыре уничтоженных эшелона. Движение по линии встало на четверо суток, а наступающая Красная Армия взяла богатые трофеи. Генерал поставил всем в пример хладнокровные действия пары штурмовиков, обеспечившие надёжное поражение самой выгодной цели.

Коммунист «фронтового набора» Сергей Смирнов не вернулся из своего 46-го боевого вылета 13 февраля 1943 года: товарищи видели, как в районе станицы Троицкая зенитный снаряд разбил ему мотор, и шеститонный штурмовик упал на лес.

Даже в списке безвозвратных потерь начсостава 230-й ШАД Смирнов и Слепов стоят вместе.


По злой иронии судьбы накануне командарм Науменко подписал приказ о награждении Смирнова орденом Отечественной войны II степени. Составленный, как говорится, по совокупности боевой работы наградной лист на орден Красного Знамени комполка гвардии майор Галущенко подписал ещё 2 февраля, и удар по Малороссийской был включён в общий перечень заслуг лётчика. Комиссия штаба армии ещё не отработала, и комполка, видимо, для перестраховки поскромничал, описав в наградном листе уничтожение лишь двух эшелонов.

Приказом по 4-й ВА № 010/н от 12.02.1943 Сергей Смирнов награждён по этому листу орденом Отечественной войны II степени.


А вот из каких соображений более высокое командование решило понизить награду и вручить вместо «Знамени» «Войну», да ещё второй степени — сейчас, полагаю, не ответит уже никто. Замечу, что в этом самом наградном листе указан 31 боевой вылет лётчика, а по статуту того времени награждение лётчика-штурмовика орденом Отечественной войны II степени должно было производиться за 20 успешно-боевых вылетов, а за 25 полагалась уже первая степень.

Как бы то ни было, узаконивший воздушную охоту Приказ Народного Комиссара обороны № 0328 от 4 мая 1943 года «О борьбе с железнодорожными перевозками противника и дезорганизации автомобильного подвоза во вражеском тылу» в 7-м ГШАПе слушали не только с гордостью, но и с печалью.
… Борьба с железнодорожными перевозками противника и дезорганизация автомобильного подвоза во вражеском тылу должны стать основными и постоянными задачами нашей авиации.
Боевая практика показывает, что с этими задачами наша авиация может успешно справляться. Например, 26.1.43 г. два наших самолета Ил-2, пилотируемые гвардии лейтенантом т. Смирновым и гвардии младшим лейтенантом т. Слеповым, атаковали железнодорожные составы на ст. Малороссийская. В результате этой атаки было взорвано 4 эшелона с боеприпасами, путевое хозяйство ст. Малороссийская настолько сильно было разрушено, что движение поездов через эту станцию не производилось на протяжении четырех суток…
Приказываю:
1. Удары по железнодорожным составам, нападения на автоколонны противника и «охоту» за легковыми автомашинами в тылу врага считать важнейшими задачами наших Военно-воздушных сил в области дезорганизации подвоза у противника.
2. Борьбу с железнодорожными перевозками, особенно уничтожение паровозов и цистерн, нападение с воздуха на автоколонны и «охоту» за легковыми автомашинами во вражеском тылу поручить специально подготовленным и натренированным авиачастям. Для этой цели на Западном, Брянском, Центральном, Воронежском, Юго-Западном и Южном фронтах в составе воздушных армий иметь по одному штурмовому, одному истребительному полку, а в воздушных армиях всех остальных фронтов иметь по одному штурмовому или истребительному полку.
3. Удары по поездам в пути наносить истребителями и штурмовиками на расстоянии до 100 или 150 км за линией фронта. Нанося удары по поездам, штурмовики, а также истребители огнем из пушек должны выводить из строя в первую очередь паровозы, а затем уже бомбами, реактивными снарядами, снарядами из пушек и зажигательными пулями из пулеметов уничтожать и сжигать вагоны.
4. Нападения на автоколонны производить штурмовиками и истребителями с целью зажечь и уничтожить цистерны и грузовики, а для «охоты» за легковыми автомашинами использовать истребителей и отдельные экипажи штурмовиков, высылая их в свободный поиск на территорию противника.
5. Командующему ВВС представить в НКО проект решения о наградах и премиях для поощрения отличившихся летчиков по разрушению железнодорожных составов и автоколонн, а также по уничтожению штабных и связных легковых автомобилей.
6. Контроль за выполнением настоящего приказа возлагаю на командующего ВВС Красной Армии маршала авиации т. Новикова А. А.
Народный комиссар обороны Маршал Советского Союза И. Сталин


* * *


Через много лет после войны юные следопыты отряда «Красные орлята» станицы Бакинская установили: похороненный в их станице неизвестный лётчик — Сергей Васильевич Слепов. Он выпрыгнул из сбитого Ила, но при приземлении стропы парашюта запутались в дереве. Пока Слепов пытался освободиться, его обнаружили полицаи. Лётчик отстреливался, но был схвачен и почти сразу расстрелян. Мать героя Матрёна Ивановна впервые приехала из Нижнего Тагила на могилу сына только в 1974 году. А в Объединённой базе данных «Мемориал» он до сих пор почему-то числится не вернувшимся с боевого задания, то есть без вести пропавшим.

О том, что Сергей Слепов погиб за Родину, стало известно как минимум в 1970-х. Источник фото


А Сергей Иванович Смирнов чудом уцелел при падении на лес своего сбитого Ила и больше суток шёл к своим, но 14 февраля на подходе к линии фронта его всё же взяли в плен. Пройдя целый ряд концлагерей, в 1944 году он сумел бежать, почти два месяца пробирался из Германии в Чехословакию, где нашёл партизанский отряд, в котором и встретил Победу. Смирнов успешно прошёл спецпроверку, был демобилизован и энергично начал мирную жизнь. В которой окончил два института, стал заслуженным изобретателем РСФСР и главным инженером одного из уфимских заводов. Надо полагать, что после возвращения из плена он всё же получил тот самый орден Отечественной Войны II степени — по крайней мере, среди невручённых наград этот орден не числится.


Немецкие и наши документы на военнопленного лейтенанта Смирнова.


Я пишу «надо полагать», потому что послевоенную судьбу Смирнова мы пока знаем только со слов его боевого товарища Героя Советского Союза В. Б. Емельяненко. Тот ровно через 25 лет после описываемых событий впервые рассказал о подвиге Смирнова и Слепова (секретный приказ Сталина публикацией всё-таки не являлся) в статье «Охота», опубликованной в рубрике «Слово о неизвестном подвиге» майского номера журнала «Авиация и космонавтика» за 1968 год, а потом использовал этот рассказ в своей весьма познавательной книге «В военном воздухе суровом».

Первый рассказ Емельяненко о подвиге Смирнова и Слепова по «военной» фактуре оказался весьма достоверным.


К сожалению, пока никакой дополнительной информации о послевоенной судьбе Сергея Смирнова найти не удалось. Возможно, он работал на одном из закрытых заводов и изобретал что-нибудь секретное? Это могло бы объяснить и полное отсутствие в прессе его фотографий. Кстати, в Уфе после войны жил его почти полный тёзка, лётчик-истребитель Сергей Смирнов, воевавший в 102-м ГвИАП (1920—1989); но это совсем другой Смирнов, к тому же Васильевич.

Если у Вас есть какие-то сведения о судьбе бывшего гвардии лейтенанта и партизана Сергея Ивановича Смирнова, родившегося 20.09.1913 г. в дер. Александрицино в то время Судиславского района Ярославской, а ныне Костромской обл., а после войны ставшего инженером и изобретателем, работавшим, предположительно, в Башкирии — поделитесь, пожалуйста.

* * *


Неопытного читателя могут смутить расхождения в цифрах зафиксированных потерь. Со штурмовиков требовали точных отчётов — сколько солдат, подвод, машин, пушек, танков, вагонов, паровозов они уничтожили. А поди, разберись в этом из кабины с не самым лучшим в мире обзором, да ещё, как правило, под яростным огнём с земли, а то и с воздуха. Но если цифры по солдатам иной раз записывали по принципу «чего их, басурман, жалеть!», с техникой были осторожнее. Особенно во времена, когда стал осуществляться фотоконтроль или, как в данном случае, ещё и наземный контроль, да с опросом свидетелей.

Как бы то ни было, первая информация несколько обескураживала: Емельяненко со слов Смирнова (который, в свою очередь, в один из моментов передаёт слова командарма Науменко) говорит о четырёх эшелонах, в наградном листе — указаны два. А в ЖБД 230-й ШАД этот эпизод вообще отдельно не зафиксирован.

Скупые записи в ЖБД 230-й ШАД.


Кстати, можете обратить внимание: для 21 самолётовылета 7-го ГШАП на 26 января 1943 года нанесённые немцам потери записаны довольно скромные. Составители явно перестраховывались: за приписки можно было строго ответить. В том числе и потому, что лётчикам полагались премии (по нынешнему — бонусы) за те или иные успехи. А к финансовой дисциплине в те времена относились строже, чем сейчас.

Емельяненко писал, что на станции работала комиссия штаба 4-й ВА. И мне удалось найти яркий след её работы всё в том же, кажется, неисчерпаемом кладезе сведений о войне — базе данных «Память народа», где доступны и другие воспроизведённые здесь документы.

Это тот самый документ, который неоднократно процитирован выше: доклад «Штурмовые и бомбардировочные действия частей 4 Воздушной Армии по срыву железнодорожных перевозок пр-ка в период наступательной операции Северо-Кавказского фронта (январь месяц 1943)». Он был направлен штабом 4-й ВА в штаб СКФ и Оперативное управление ВВС РККА 12 февраля.



Из него, кстати, вытекает, что комиссии 4-й ВА изучали не только удар по Малороссийской, но и результаты других ударов на других станциях тоже, тщательно анализируя тактические удачи и неудачи, а также соответствие «отчётным данным». Отмечу, что бывший (и будущий) командующий 4-й ВА, на тот момент являвшийся командующим ВВС СКФ, генерал К. А. Вершинин — один из инициаторов максимально полного и оперативного обмена боевым опытом, тактическими находками и решениями в нашей авиации. О проводившихся по его инициативе конференциях не раз писал и легендарный ас Покрышкин. Причём конференции проводились не только для лётчиков и штурманов разных родов авиации, но и, к примеру, для стрелков-радистов.

Прилагаемая к докладу карта наглядно свидетельствует: в январе 1943 года советская авиация обеспечила отступавшим немцам немалый дискомфорт.


Именно в этом превосходном документе я и прочитал строки, которые легли в фактологическую основу Приказа Сталина:
Осмотром станции и опросом железнодорожников КОРОСТЫЛЁВА, ШАНИНА и жён командиров Красной Армии, проживающих в ж.д. посёлке СУМАРСКОЙ и ВАСИЛЬЕВОЙ было установлено, что 26.1.43 г. на путях ж.д. ст. Малороссийская находились 4 эшелона с товарными вагонами и цистернами с горючим. Большинство вагонов были с боеприпасами. В 8 часов утра на станцию произвели налёт 2 Ил-2…
В результате обстрела и попадания бомб в ж.д. эшелонах возникли продолжительные и сильные взрывы боеприпасов, огнём были объяты все эшелоны. Взрывы продолжались более суток и были настолько сильны, что всё население и немцы покинули ж.д. посёлок. Из 4 эшелонов уцелели только два вагона. Все станционные строения и пути были разрушены, станция вышла из строя.
Немцы мобилизовали население и стали спешно прокладывать новую колею, которую удалось закончить только на 4 сутки 30.1.43 г.. По этой колее был пропущен один эшелон, стоявший на перегоне в 2 км от станции, дальнейшее движение прекратилось в связи с тем, что 30.1.43 станцию заняли наши войска.
На станции было большое скопление немецких тяжёлых танков, предназначенных для погрузки. После начала взрыва и пожара эшелонов часть из них ушла своим ходом, а до 50 танков остались на территории станции…
В связи с прекращением ж.д. движения в направлении Тихорецк из-за выхода из строя ст. Малороссийская на ж.д. узле Кавказская противник был вынужден оставить до 700 вагонов, гружёных автомашинами, боеприпасами, различным военным имуществом, зерном и др.
Строки, которые выпукло, зримо и ярко уточняют слишком скупую информацию из ЖБД 230-й ШАД и наградного листа на гвардии лейтенанта Смирнова. Тем не менее, вероятно, не в последнюю очередь из-за пропадания без вести вскоре после своего выдающегося вылета награда Сергея Смирнова оказалась более чем скромной, а единственным поощрением Сергея Слепова так и осталось освобождение от полётов 27 января 1943 года.

Такое на войне случалось нередко. Да и вообще, как известно, воевали не за награды. Но, как правильно отметил гражданин Р. Рождественский в свою бытность известным советским поэтом, «Это нужно — не мёртвым! Это надо — живым!»

Насколько мне известно, единственное место, где увековечена память об этом подвиге — Музей боевой славы имени Сергея Слепова в Дзержинском Дворце детского и юношеского творчества Нижнего Тагила (именно здесь в ОСОАВИАХИМовском аэроклубе будущий герой впервые поднялся в воздух, там он жил и работал до поступления в школу пилотов). Не считая, конечно, написанной в 1970-х годах их боевым товарищем Емельяненко вышеупомянутой книжки.

Да, с тех событий прошло уже без малого 74 года. Но исправить историческую несправедливость никогда не поздно. То, что «авторы», вероятно, самого результативного боевого вылета штурмовой авиации за всю войну остались без достойной награды за свой подвиг (а Слепов — вообще без), считаю неправильным.

Всего за один вылет одна пара штурмовиков с неполной по погодным условиям бомбовой загрузкой по факту занесла на свой счёт не только сотни тонн уничтоженных в четырёх эшелонах боеприпасов и горючего и полностью аннигилированное станционное хозяйство, но и около полусотни (!) брошенных на станции танков, и около 700 — семисот! — застрявших на дороге вагонов с разнообразными военными грузами.

Фотография Сергея Смирнова пока не найдена. Справа — гвардии младший лейтенант С. В. Слепов (1921—1943).


Прошу считать эту публикацию ходатайством в Министерство обороны Российской Федерации о представлении лётчиков 7 Гвардейского штурмового авиационного полка гвардии лейтенанта Сергея Ивановича Смирнова 1913 г.р. и гвардии младшего лейтенанта Сергея Васильевича Слепова 1921 г.р. к присвоению звания «Герой Российской Федерации» посмертно.

Уверен, что наше ходатайство надлежащим образом поддержат и Управление Министерства обороны РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества, и, конечно, командование Воздушно-космических сил России и входящих в их состав Военно-воздушных сил. А, может быть, и командование 4-й А ВВС и ПВО ВКС РФ — наследницы и правопреемницы той самой 4-й ВА.


PS: «Штурмовая» справка Тупичка

Не все сегодня знают, что единственным советским космонавтом, который сначала стал Героем Советского Союза, а потом полетел в космос, был выдающийся лётчик-штурмовик Георгий Тимофеевич Береговой (186 боевых вылетов на Ил-2). На эмблеме его полёта вокруг Земли летел краснозвёздный Ил-2.


Тупичок рассказывал и о других лётчиках-штурмовиках: сержанте Александре Ефимове, который стал дважды Героем и «дорос» до Маршала авиации и Главнокомандующего ВВС СССР, и о самом молодом лётчике штурмовой авиации Владимире Гуляеве, после войны прославившемся запоминающимися эпизодическими ролями в любимых советских фильмах. А совершивший невероятные 305 боевых вылетов на Ил-2 Талгат Бегельдинов, ушедший в конце 2014 года, был последним дважды Героем Великой Отечественной.

Во многом благодаря содействию Тупичка благополучно завершился и последний полёт лётчика-штурмовика Гаврилова, истории которого «Победа» посвятила целую серию публикаций.
Вконтакте
Одноклассники
Google+

Комментарии


cтраницы: 1 всего: 48

Zolozoloz
отправлено 10.10.16 12:50 | ответить | цитировать # 1


люблю за такие публикации Тупичёк как и за др. исторические и социологические статьи и ролики!
"побольше побольше таблеток от жадности" - материала


AL_spb
отправлено 10.10.16 13:10 | ответить | цитировать # 2


С биографии таких вот Героев нужно писать сценарии, и снимать фильмы, дабы помнили потомки.
Хотелось бы думать, что реакция МО РФ последует.


Summoner13
отправлено 10.10.16 13:24 | ответить | цитировать # 3


Малоизвестный подвиг 1941. 430 десантников против 12 тысяч солдат вермахта.

http://mirtv.ru/video/43484/


Локи~Локхорн
отправлено 10.10.16 13:33 | ответить | цитировать # 4


Славная статья,
но что-то автор путает (себя или нас) дважды, вроде бы Смирнов - Иванович, Слепов - Васильевич (см. скан наградного листа):

А Сергей [Иванович] Смирнов чудом уцелел при падении на лес своего сбитого Ила и двое суток шёл к своим, но 14 февраля на подходе к линии фронта его всё же взяли в плен. Пройдя целый ряд концлагерей, в 1944 году он сумел бежать, почти два месяца пробирался из Германии в Чехословакию, где нашёл партизанский отряд, в котором и встретил Победу. Смирнов успешно прошёл спецпроверку, был демобилизован и энергично начал мирную жизнь. В которой окончил два института, стал заслуженным изобретателем РСФСР и главным инженером одного из уфимских заводов. Надо полагать, что после возвращения из плена он всё же получил тот самый орден Отечественной Войны II степени — по крайней мере, среди невручённых наград этот орден не числится.

Я пишу «надо полагать», потому что послевоенную судьбу Смирнова мы пока знаем только со слов его боевого товарища Героя Советского Союза В. Б. Емельяненко. Тот ровно через 25 лет после описываемых событий впервые рассказал о подвиге Смирнова и Слепова (секретный приказ Сталина публикацией всё-таки не являлся) в статье «Охота», опубликованной в рубрике «Слово о неизвестном подвиге» майского номера журнала «Авиация и космонавтика» за 1968 год, а потом использовал этот рассказ в своей весьма познавательной книге «В военном воздухе суровом».

К сожалению, пока никакой дополнительной информации о послевоенной судьбе Сергея Смирнова найти не удалось. Возможно, он работал на одном из закрытых заводов и изобретал что-нибудь секретное? Это могло бы объяснить и полное отсутствие в прессе его фотографий. Кстати, в Уфе после войны жил его [полный тёзка], лётчик-истребитель Сергей [Васильевич] Смирнов, воевавший в 102-м ГвИАП (1920—1989); но это совсем другой Смирнов.

Если у Вас есть какие-то сведения о судьбе бывшего гвардии лейтенанта и партизана Сергея [Васильевича] Смирнова, родившегося 20.09.1913 г. в дер. Александрицино в то время Судиславского района Ярославской, а ныне Костромской обл., а после войны ставшего инженером и изобретателем, работавшим, предположительно, в Башкирии — поделитесь, пожалуйста.


OldGold
отправлено 10.10.16 14:54 | ответить | цитировать # 5


РФ является правоприемником СССР. Интересно, а можно ли наградить сейчас СОВЕТСКИМИ орденами и медалями участников ВОВ по распоряжениям, приказам и наставлениям которые действовали в то время? Было бы справедливо.
Вот в данном случае не было точного подтверждения результативности налета сразу. Только потом комиссия выяснила масштабы потерь. Новые данные появились, можно и скорректировать награду. Но только с точным подтверждение документами данного подвига. Вот это был бы прецедент!


Beytix
отправлено 10.10.16 14:54 | ответить | цитировать # 6


Кому: AL_spb, #2

Настоящим герои. Про них бы фильм снимать.


Redakteur
отправлено 10.10.16 14:56 | ответить | цитировать # 7


Кому: Локи~Локхорн, #4

Спасибо, тов. корректор.


Redakteur
отправлено 10.10.16 14:58 | ответить | цитировать # 8


Кому: OldGold, #5

> а можно ли наградить сейчас СОВЕТСКИМИ орденами и медалями участников ВОВ

Только в том случае, если награды "выписаны", но не вручены. И этот процесс до сих пор продолжается.

А вот если награда не была оформлена надлежащим образом -- то нельзя. Потому что СССР больше нет.


Redakteur
отправлено 10.10.16 14:59 | ответить | цитировать # 9


Кому: Beytix, #6

> Настоящим герои.

Простые рабочие войны. И — герои, да.


drudd
отправлено 10.10.16 15:10 | ответить | цитировать # 10


Кому: Redakteur, #9

> Простые рабочие войны. И — герои, да.

Вот пару дней назад перечитывал Емельяненко, как раз про Смирнова со Слеповым! Хочу дополнить про простых рабочих войны:

"...Только младший лейтенант Вася Шамшурин воевал уже "второй тур", хотя по должности не продвинулся и до командира звена. Он за повышением не гнался: рад был тому, что не приходится кем-то командовать. Всегда смущался, когда техник отдавал ему рапорт. Потупит, бывало, глаза и не чает, когда закончится эта "процедура". Вася не раз попадал на зуб командиру: тот выговаривал ему "за низкую требовательность к подчиненным". А подчиненных у Васи - техник да оружейник, с которыми он обращался запросто. Командир сам был крут, но наделить такими же качествами Шамшурина ему никак не удавалось.

- И чего он на меня взъелся? - недоумевал Вася. На вид Шамшурин был неказистым. Лицо клинышком, большой лоб, а над ним непослушно торчит щетка прямых волос - все, что оставалось от стрижки под бокс. Чаще всего помалкивал, больше любил слушать других. Из всех летчиков выделялся своим тихим, но заразительным смехом. И, бывало, если чей-то рассказ на перекуре нас не веселил, обращались к Шамшурину:

- Вася, хихикни, а то не смешно!

...Полеты, полеты, полеты... Все измотались, а передышки не было. Войска противника оказались почти в полном окружении, но сколько их там на небольшом клочке земли! Бить не перебить! У нас же убывали не только физические силы: полк сильно поредел. Пришло, правда, пополнение, новички: Злобин, Папов, Чернец, Фоминых. Некоторые из них летали только на истребителях. Их нужно было переучивать.

Окончательно испортилась погода. Облачность прижимала нас к самой земле, и по штурмовикам стреляло все, что только могло стрелять. Самолеты возвращались буквально изрешеченными пробоинами, техники еле успевали их латать. Но и мы каждый раз оставляли на земле десятки полыхающих вражеских автомашин и танков, сотни скошенных очередями гитлеровцев.

...Восьмое ноября. Нам задача - уничтожить вражескую технику на окраине Дзуарикау.

Был полдень. Облака чуть приподнялись, открыв невысокие "ворота" между двумя хребтами. Уже хорошо.

Взлетели, понеслись на бреющем в сторону Столовой горы. При подходе к Орджоникидзе погода улучшилась: через разрывы в облаках солнце бросало свет на перекопанную траншеями и искромсанную снарядами, минами и бомбами землю.

Перелетели линию фронта, маневрируем в частых разрывах зениток, приближаясь к цели. Впереди, у самого подножия зеленых гор - будто игрушечные, белые домики, а рядом - дорога. На окраине Дзуарикау сады буквально забиты машинами. Наверное, фрицы приготовились к прорыву из окружения. Это наша цель.

Слева у меня теперь вместо Артемова идет Остапенко, справа Шамшурин, сзади еще Миша Талыков, Женя Ежов - сводная группа.

- Цель впереди... - предупреждаю ведомых.

Остапенко тут же подтянулся. Шамшурин почему-то приотстал. Что это? Под фюзеляжем его самолета, на котором надпись: "Отомстим за Мосьпанова!", заструился огонь: он тоненькой ниточкой потянулся к хвосту, разрастаясь на глазах. Значит, пробит нижний бензобак, что под ногами у летчика.

- Шамшурин, Шамшурин, снизу горишь, возвращайся! - передал ему как можно спокойней.

В ответ лишь легонько качнул с крыла на крыло. У него нет передатчика. Качнул крыльями - значит, слышит. Но почему не отворачивает? До линии фронта недалеко. А пламя все больше и больше, уже из боковой задвижки кабины заструился дым. Шамшурин сдвинул назад фонарь, взялся левой рукой за лобовое бронестекло, приподнялся, посмотрел вперед. Очки у него надвинуты на глаза что-то высматривает. Что же он медлит?!

- Прыгай!! - кричу ему. Он погрузился в дымную кабину, увеличил скорость, оказался впереди. Самолет с огромным огненным хвостом начал полого снижаться, удаляясь от нас. От него потянулись трассы - Шамшурин короткими очередями бил по скоплению машин на окраине Дзуарикау. Одна очередь, вторая, третья... Близко земля, надо выводить из угла!

- Вывод, вывод!! - успел я крикнуть. И тут же нагруженный бомбами штурмовик взорвался, в гуще машин покатился огненный ком.

- Атака! Атака!!

Мы один за другим перешли в пикирование туда, где пламя и дым...

...Танковые дивизии немцев предпринимали последние усилия, чтобы вырваться из ловушки, в которую попали. Пытались пробиться в Суарское ущелье у селения Майрамадаг, но там сражались курсанты-моряки. Штурмовики помогали им с воздуха. Враг не прошел. 11 ноября нам сообщили радостную весть: окруженная гизельская группировка противника разгромлена! Разбиты 13-я танковая дивизия, полк "Бранденбург", четыре отдельных батальона, потери понесли 23-я танковая и 2-я румынская горнострелковая дивизии. Захвачено около 2500 автомашин, 140 танков и много других трофеев. На поле боя противник оставил более пяти тысяч трупов.

Это была наша первая крупная победа на Кавказе. В полку уже распевали на мотив "Самовары-самопалы" самими же придуманную песню:

Как к Кавказу немцы рвались,

Мы хотим вам рассказать...

А на что они нарвались?

Без штанов пришлось бежать!

Наши соседи - сталинградцы начали окружение 330-тысячной группировки противника на Волге. Теперь-то все уже твердо верили, что скоро мы двинемся на запад.

Но не бывает бескровных побед. Полк в эти дни понес новую тяжелую утрату: в день окончательного разгрома гизельской группировки противника не вернулся наш Петро Руденко - самый закаленный боец. Он погиб в неравном бою с вражескими истребителями в районе Моздока.

Темно-синяя шинель с поблекшей эмблемой висела на гвозде, а на опустевшей койке рядом с набитой соломой подушкой стоял патефон. Я вспомнил сказанные Петром слова: "Як мене вже не стане, то подарить цей патыхвон тому летчику, який буде наихрабрейшим..." Мысленно перебирал имена погибших за эти дни... Все они сражались беззаветно, но этот патефон я бы отдал Василию Шамшурину. Бессмертен его огненный таран у Дзуарикау.

Кто мог подумать, что в этом тихом парне таился такой колоссальный заряд мужества?

Был митинг. Выстроили полк. Вынесли гвардейское знамя. Зачитали Указ о присвоении звания Героя Советского Союза Петру Ивановичу Руденко. Зачитали представление на присвоение высшей степени отличия посмертно Василию Григорьевичу Шамшурину..."

Герою Советского Союза Василию Григорьевичу Шамшурину было всего 22. Герою Советского Союза Петру Ивановичу Руденко было 23 года...


Summoner13
отправлено 10.10.16 15:38 | ответить | цитировать # 11


Кстати, если уж речь о лётчиках-штурмовиках. Лейтенант Володя из "Бриллиантовой руки" - актёр Владимир Гуляев. Два Боевых Красных Знамени, два ордена Отечественной войны I степени. Едва ли не самый молодой пилот штурмовой авиации Великой Отечественной. Участник Парада Победы в 1945. Автор книги "В воздухе Илы".

http://fb.ru/article/215599/vladimir-gulyaev-biografiya-lichnaya-jizn-foto


Redakteur
отправлено 10.10.16 15:38 | ответить | цитировать # 12


Кому: Summoner13, #11

> Кстати, если уж речь о лётчиках-штурмовиках. Лейтенант Володя из "Бриллиантовой руки" - актёр Владимир Гуляев.

До конца читать тексты не пробовал, камрад?


Summoner13
отправлено 10.10.16 15:49 | ответить | цитировать # 13


Кому: Redakteur, #12

Оппа... Лажа вышла.


Redakteur
отправлено 10.10.16 15:52 | ответить | цитировать # 14


Кому: Summoner13, #13

> Оппа... Лажа вышла.

Бывает :)

Кстати, не было в СССР ордена Боевого Красного Знамени, хотя его и называют сплошь и рядом БКЗ.


nikolkas_spb
отправлено 10.10.16 16:13 | ответить | цитировать # 15


Туман-туман, седая пелена
Далеко-далеко за туманами война
Идут бои без нас, но за нами нет вины
Мы к земле прикованы туманом
Воздушные рабочие войны

Туман-туман, на прошлом, на былом
Далеко-далеко за туманами наш дом
В землянке фронтовой нам про детство снятся сны
Видно все мы рано повзрослели
Воздушные рабочие войны

Туман-туман, окутал землю вновь
Далеко-далеко, за туманами любовь
Долго нас невестам ждать, с чужедальней стороны,
Мы не все вернемся из полета.
Воздушные рабочие войны


drudd
отправлено 10.10.16 16:27 | ответить | цитировать # 16


Кому: Redakteur, #7

> Спасибо, тов. корректор.

Камрад! У меня ссылка из твоего текста на книгу "В военном воздухе суровом" приводит на сайт Министерства Обороны. Может это только у меня так?


KS_45
отправлено 10.10.16 17:10 | ответить | цитировать # 17


Вот непонятно, зачем, при наличии такого материала, снимать третьесортные поделки про мифических супергероев?


dyz1964
отправлено 10.10.16 17:10 | ответить | цитировать # 18


...Мы взлетали как утки с раскисших полей:
двадцать вылетов в сутки - куда веселей!
Мы смеялись, с парилкой туман перепутав.
И в простор набивались мы до тесноты,-
Облака надрывались, рвались в лоскуты,
Пули шили из них купола парашютов.

Возвращались тайком - без приборов, впотьмах,
И с радистом-стрелком, что повис на ремнях.
В фюзеляже пробоины, в плоскости - дырки.
И по коже - озноб; и заклинен штурвал,-
И дрожал он, и дробь по рукам отбивал -
Как во время опасного номера в цирке.

До сих пор это нервы щекочет,-
Но садились мы, набок кренясь.
Нам казалось - машина не хочет
И не может работать на нас.

Завтра мне и машине в одну дуть дуду
В аварийном режиме у всех на виду,-
Ты мне нож напоследок не всаживай в шею!
Будет взлет - будет пища: придется вдвоем
Нам садиться, дружище, на аэродром -
Потому что я бросить тебя не посмею.

Правда, шит я не лыком и чую чутьем
В однокрылом двуликом партнере моем
Игрока, что пока все намеренья прячет.
Но плевать я хотел на обузу примет:
У него есть предел - у меня его нет,-
Поглядим, кто из нас запоет - кто заплачет!

Если будет полет этот прожит -
Нас обоих не спишут в запас.
Кто сказал, что машина не может
И не хочет работать на нас?!

https://www.youtube.com/watch?v=D8vbbYrBzaE


TommyBoy
отправлено 10.10.16 17:10 | ответить | цитировать # 19


Кому: Summoner13, #11

> Кстати, если уж речь о лётчиках-штурмовиках. Лейтенант Володя из "Бриллиантовой руки" - актёр Владимир Гуляев.

Он же еще в «Весне на Заречной улице» играл. Отличный фильм. Кстати, в Запорожье есть памятник Саше Савченко (актер Алексей Рыбников). Года 2 назад, попадалась новость, что памятнику голову снесли. Сволочи.


dyz1964
отправлено 10.10.16 17:10 | ответить | цитировать # 20


Учебный фильм 43-го года об эксплуатации Ил-2
https://www.youtube.com/watch?v=QGAYhJfNXZo


Redakteur
отправлено 10.10.16 17:11 | ответить | цитировать # 21


Кому: KS_45, #17

> зачем, при наличии такого материала, снимать третьесортные поделки про мифических супергероев?

Это об солнечно-утомлённом усатом генерале?


Redakteur
отправлено 10.10.16 17:15 | ответить | цитировать # 22


Кому: drudd, #16

> Может это только у меня так?

Враги не дремлют! Но наше дело правое.

Попробуй.


Александр Савин
отправлено 10.10.16 17:37 | ответить | цитировать # 23


Кому: Локи~Локхорн, #4

> в Уфе после войны жил его [полный тёзка],

В тексте не так!

>в Уфе после войны жил его [почти] полный тёзка


Redakteur
отправлено 10.10.16 17:39 | ответить | цитировать # 24


Кому: Александр Савин, #23

> В тексте не так!

ТЕПЕРЬ не так :)


Александр Савин
отправлено 10.10.16 19:49 | ответить | цитировать # 25


Кому: KS_45, #17

> Вот непонятно, зачем, при наличии такого материала, снимать третьесортные поделки про мифических супергероев?

"Огласите пожалуйста весь список!" (с)
Что конкретно имеешь в виду, камрад?


Маленький Мук
отправлено 10.10.16 20:14 | ответить | цитировать # 26


этот случай включили в "я дрался на ИЛ-2" если не ошибаюсь - или в аналогичную серию на IRemember.
там кто-то из их однополчан подробно про это рассказывает.

" с высоты 15—20 метров лётчики сбросили бомбы 4 ФАБ-100 и 4 ФАБ-50 с взрывателями АВ-1 с замедлением 21 секунда"

15 метров. пытаюсь представить как это на скорости ПРЯМО СЕБЕ ПОД ЖОПУ бонбы бросить.
Монстры!


Redakteur
отправлено 10.10.16 20:30 | ответить | цитировать # 27


Кому: Маленький Мук, #26

> ПРЯМО СЕБЕ ПОД ЖОПУ бонбы бросить.
> Монстры!

Именно по причине низкой облачности был и поставлен замедлитель -- чтобы уйти. Им на самом деле крупно повезло, что от эрэсов и пушек детонация боеприпасов не началась сразу.

При мгновенном срабатывании бросать ФАБ-100 с высоты ниже 300 метров было чревато неприятностями.

> там кто-то из их однополчан подробно про это рассказывает.

Полагаю, помянутый в тексте добрым словом ГСС Василий Борисович Емельяненко -- он умер только в 2008 году, ему 96 лет было.

Никто не вспоминает, а ведь Емельяненко в 1932 году перевёлся в Саратовскую лётную школу ОСОАВИАХИМа... с композиторского факультета Московской консерватории. Жизнь -- сценарий.


drudd
отправлено 10.10.16 21:39 | ответить | цитировать # 28


Кому: Маленький Мук, #26

> 15 метров. пытаюсь представить как это на скорости ПРЯМО СЕБЕ ПОД ЖОПУ бонбы бросить.
> Монстры!

Монстры, говоришь?!. А как тебе такое:

"...ЗАДАНИЕ - ДОСТАВИТЬ БОЕПРИПАСЫ

Небольшой прусский городок примыкает вплотную к железной дороге. Мы поселились в просторном доме с множеством комнат. Рассказывают, что здесь была школа разведчиц. Действительно, в нескольких комнатах стоят деревянные койки с матрацами. В библиотеке много политической литературы, особенно на русском языке. Маркс, Ленин, история Коммунистической партии…
В городке еще свежи следы наступления. Вчера здесь прошли наши танки и пехота. Городок совершенно пуст, ни одного жителя. Двери покинутых домов распахнуты, окна разбиты.
Кое-где лежат убитые.
В стороне от городка имение. Вокруг главного здания разбросаны группами мелкие постройки. В загородке надрывно ревут недоенные коровы…
Весь день с короткими перерывами идет снег.
Вечером отправляемся на полеты. Идем, еле волоча ноги: снег сырой, липнет к унтам. Дороги к аэродрому нет. Да, собственно, и аэродрома-то нет. Обыкновенное поле, на котором расчищена довольно узкая взлетно-посадочная полоса.
Наши «ПО-2» переведены с колес на лыжи. Еще ни разу на фронте нам не приходилось летать с лыжами: две зимы мы воевали на юге. А я и вовсе никогда не пробовала взлетать или садиться на самолете, оборудованном лыжами, и поэтому ощущала некоторую неуверенность.
В этот день, собираясь на полеты, я старалась делать все так, как делала вчера, позавчера. И ничего по-другому. Так было спокойнее, хотя некоторое чувство тревоги все-таки оставалось…
Сегодня боевая задача — доставить боеприпасы группе наших войск, которая оказалась отрезанной от основных сил. Наступая, эта группа вырвалась далеко вперед. Боеприпасы у них подходили к концу.
Погода нам явно не благоприятствует. Валит густой снег. Временами он прекращается, из-за туч выскальзывает месяц.
Меня назначили разведчиком погоды. Я должна определить, можно ли пройти к цели. Если можно, то дойти до нее и выполнить задание: сбросить ящики с боеприпасами в строго определенное место.
Бершанская сказала, подозвав нас с Ниной:
— Задание важное. Люди сидят без патронов. Если через полчаса не вернетесь, значит, буду считать, что к цели пробиться можно. Начну выпускать остальные самолеты.
Перед полетом у меня кошки скребли на сердце: смогу ли взлететь на лыжах? Ведь в первый раз, да к тому же на каждом крыле — по четыре тяжелых ящика.
Самолет долго скользил по снежному полю, но так и не оторвался. Вернее, просто я не сумела его оторвать от земли. Рассердившись на себя (в душе я чувствовала, что так и будет), я зарулила назад и снова начала взлет. Теперь у меня уже был некоторый опыт. Набрав достаточную скорость, я поддернула ручку управления посильнее — и самолет оказался в воздухе.
И вот мы летим. Нина вертится в кабине, что-то проверяя, прилаживая. Ящики с патронами связаны системой веревок, концы которых находятся в кабине штурмана. Система, прямо сказать, ненадежная, и, видимо, Нина сомневается, сработает ли она как следует.
Сначала Нина не говорит мне о своих сомнениях. Но потом не выдерживает:
— Знаешь, Наташа, по-моему, они не упадут.
— Кто?
— Да ящики эти. Тут все запуталось.
— Подожди, надо еще долететь.
Под нами проплывает прусская земля. И как-то особенно остро чувствуешь, что она чужая. Совсем чужая. Мрачно темнеют лесные массивы. Враждебно притаились внизу села, хутора. С темными дорогами, расходящимися в разные стороны, они напоминают черных пауков.
Снова пошел снег. Некоторое время мы летим вслепую. Видимости никакой. Мелькает мысль: а не повернуть ли назад? Но я знаю: снег — это временно, облачность не сплошная. Значит, можно пробиться.
И действительно, вскоре мы выскакиваем из полосы снега. Впереди в форме подковы темнеет лесок — мы летим точно по маршруту. Дальше — развилка реки, за большой излучиной — наши. Они нас ждут. Им нужны патроны.
Внезапно ровный гул мотора прерывается. Короткие хлопки… перебои… Высота уменьшается… Сердце екнуло: неужели садиться?
Я двигаю рычагами. Подкачиваю бензин шприцем. Только бы не заглох мотор… Вытянуть бы…
Самолет планирует, теряя высоту. Мотор фыркает и — умолкает… Неужели совсем?! Снова короткое фырканье… Ну, миленький, давай, давай! Не подведи!
Постепенно он «забирает». Я прислушиваюсь: работает нормально. Видимо, в бензопровод попало немного воды.
Летим дальше. Низко нависла облачность. Сейчас опять пойдет снег. Успеем ли?
Наконец под нами река. Пересекаем развилку. На земле треугольник, выложенный из костров. Снизившись до ста метров, пролетаю над огнями. У костров на светлом снегу фигурки людей. Они машут руками, шапками. Я мигаю бортовыми огнями, приветствуя их.
— Приготовься, Нинок, буду заходить.
— Давай.
Спустившись еще ниже, я лечу немного правее костров на высоте двадцать — двадцать пять метров. Нина дергает систему веревок. Никакого результата: ящики преспокойно лежат на крыле.
Захожу еще раз — снова то же самое.
Черт возьми! Как же их сбросить? Приземлиться тут негде. Я еще раз внимательно просматриваю площадку. Нет, она совсем не пригодна для посадки: мала, изрезана оврагами, много деревьев.
— Что будем делать? — спрашиваю я.
— Заходи еще… Только сделай побольше круг.
На этот раз она вылезла из кабины на крыло.
Я осторожно веду самолет, делая развороты «блинчиком». Высокая фигура Нины маячит справа сбоку. Мне становится не по себе: вдруг поскользнется, свалится… или ветром снесет…
Но я молчу, чтобы не отвлекать штурмана. Сижу, боясь шевельнуться, и чувствую каждое ее движение. И мне кажется, что это я сама стою на мокром и скользком крыле, вцепившись рукой в борт самолета.
Мне становится жарко. Так жарко, что я стягиваю теплые краги. Поглядываю на Нину. Она сталкивает по одному все ящики сначала с правого крыла, потом, перебравшись на другую сторону, с левого. Ящики тяжелые, и сталкивать их приходится свободной рукой и ногами.
А я все кружусь и кружусь над кострами. Наконец ящики на площадке. Все восемь. Нина влезает в кабину.
— Ну вот и все. Теперь домой.
Она говорит это так, будто только и занимается, что каждый день вылезает в полете на крыло и сталкивает ящики…
Мы делаем последний круг, прощальный. Мигаем навигационными огнями. Нам снова машут там, внизу.
Но вот костры на земле тускнеют. Их заволакивает пеленой. Пошел снег…
На обратном пути я говорю своему штурману:
— Нинка, а ты молодец!
Мы никогда не хвалим друг друга, у нас это не принято. И она обиженно, но в то же время радостно отвечает:
— Ну вот еще… Чего это ты выдумала?!."

http://rutlib.com/book/12162/p/58

Наталья Кравцова. "От заката до рассвета"


drudd
отправлено 10.10.16 21:40 | ответить | цитировать # 29


Кому: Redakteur, #22

> Враги не дремлют! Но наше дело правое.
>
> Попробуй.

Всё нормально, работает! И это хо-ро-шо!


Onepamop
матёрый
отправлено 10.10.16 21:45 | ответить | цитировать # 30


Кому: Redakteur

[снимает шляпу]


drudd
отправлено 10.10.16 21:49 | ответить | цитировать # 31


Кому: Маленький Мук, #26

> 15 метров. пытаюсь представить как это на скорости ПРЯМО СЕБЕ ПОД ЖОПУ бонбы бросить.
> Монстры!

А как такое:

Емельяненко В. Б. "В военном воздухе суровом"

Глава "Особое задание"

"...…Противник отступал. Его нужно было бить с воздуха, но погода, как назло, испортилась окончательно. Низко висели облака, непрерывно сеяла морось, временами срывался мокрый снег. Самолеты на стоянках покрылись ледяной коркой. Туман застилал горизонт, и дальше границы летного поля ничего не было видно. Пехоте-матушке тоже приходилось трудно. Дороги – месиво, машины буксовали, погружаясь в грязь по самый дифер. Солдаты шли пешком да еще на горбу тащили минометы, ящики с боеприпасами, помогали лошадям вытаскивать застрявшие в грязи пушки. А противник отрывался. У него было преимущество: железная дорога – единственная магистраль от Прохладной через Минеральные Воды на Кавказскую – находилась в его руках. Гитлеровцы спешно грузили в вагоны потрепанные части, награбленные ценности и вслед за последним эшелоном пускали путеразрушитель. Позади этой чудовищной машины оставались скрученные в бараний рог рельсы и разорванные пополам шпалы. Самое бы время штурмовикам бить паровозы, чтобы задерживать эшелоны, но погода… Ведь нет ничего опаснее обледенения. В общем, по довоенным понятиям погода была нелетная. Но у войны есть свои суровые законы.
У нас на аэродроме появился командир дивизии, собравший летчиков в размалеванном немцами блиндаже. Мы расселись и притихли: ждем, что он скажет.
– Командующий Северной группой войск генерал Масленников, – начал он, – поручил 7-му гвардейскому полку выполнение особо важной боевой задачи…
«Какая же боевая задача в такую погоду?» – думали летчики. В блиндаже стало очень тихо.
– Командующий требует любой ценой нарушить железнодорожное сообщение на участке Минеральные Воды – Невинномысск. Надо попытаться хотя бы одному самолету достигнуть Минеральных Вод и повредить железнодорожные пути.
Все понимали, что первым полетит кто-то из самых опытных. А их в полку осталось меньше, чем пальцев на одной руке. Кого же назначит командир дивизии? Но он не назначил, а спросил:
– Кто полетит?
Наступила неловкая пауза…
– Разрешите, товарищ полковник, попробовать мне! – послышался голос майора Галущенко. Он меньше всех раздумывал – значит, самый решительный. Вызваться после него было уже неловко.
– Хорошо, товарищ Галущенко, готовьтесь.
Галущенко козырнул и направился к выходу.
У самолета засуетились техники и оружейники. Подготовкой к полету руководил прибывший по такому важному случаю инженер дивизии Митин. Начали подвешивать «сотки» с взрывателями замедленного действия, «эрэсы». Подтянули к самолету водозаправщик с горячей водой, стали обливать из шланга крылья, барабанить по обшивке деревянными ручками отверток – скалывать подтаявшую ледяную корку. Митину пришла мысль смазать моторным маслом лопасти винта, передние кромки крыльев, стабилизатора и киля – места, которые в первую очередь обледеневают в полете: ведь на штурмовике антиобледенительных устройств нет. Техники усердно терли масляными тряпками самолет, а летчики стояли поодаль и с тревогой наблюдали за необычными приготовлениями. Галущенко по-хозяйски прохаживался вокруг штурмовика, сам все проверял, что-то подсказывал техникам, в нашу сторону ни разу не взглянул. Не до нас ему сейчас.
Галущенко не случайно вызвался лететь первым. Он был непревзойденным мастером виртуозного пилотажа на штурмовике, лучшим во всей 4-й воздушной армии. Во время тренировочных полетов он часто демонстрировал такие трюки, которые никому из нас и не снились. Командование, неоднократно наблюдавшее за этими полетами, не ограничивало Галущенко. Тренировочные полеты, изобиловавшие крутыми виражами и «горками», летчик обычно заканчивал резким снижением до самой земли, скрывался из виду. Затем показывался бесшумно несшийся к аэродрому на предельной скорости штурмовик. Высота была минимально допустимой; казалось, что самолет концами лопастей винта подгребает под себя землю. Поравнявшись с посадочным «Т», самолет с крутым углом взвивался вверх. Тяжелый штурмовик с необычайной легкостью за считаные секунды, как бы на одном дыхании, забирался на большую высоту, на глазах уменьшаясь в размерах. Когда скорость была почти потеряна и самое бы время выравнивать самолет по горизонту, летчик вдруг энергично поворачивал его вокруг продольной оси, на солнце сверкал фонарь кабины, и штурмовик в перевернутом положении все еще продолжал набирать высоту. Затем он плавно опускал нос, отвесно пикировал, медленно уменьшая угол, и целился мотором на аэродром. От больших перегрузок за концами крыльев тянулись белые шнуры рассекаемого воздуха. Высота терялась быстро. Казалось, для вывода самолета из крутого угла не хватит рулей и он неминуемо врежется в землю. Но расчет всегда был настолько точен, что штурмовик выравнивался у самой земли и в том же месте, откуда он начинал головокружительный набор высоты.
Умение маневрировать с предельными перегрузками позволило Галущенко первым открыть счет сбитым «мессерам». На его боевом счету их было уже два. Как-то его одного «зажали» восемь вражеских истребителей, и ему минут десять пришлось вертеться в этой стае. Прилетел он тогда лишь с одной пробоиной в крыле. Вышел из самолета, а у него из-за отворота летного жилета посыпалось… печенье: это во время воздушного боя от перегрузок оторвалась привязанная проволокой к спинке сиденья коробка с аварийным бортпайком, и ее содержимое «плавало» по кабине.
…Я внимательно следил за приготовлениями Галущенко к опасному полету из Галюгаевской и думал, что тут и пилотаж не спасет – здесь надо быть мастером слепого полета. Галущенко тем временем взобрался на центроплан, надел парашют, уселся поудобнее в кабину, повел широкими плечами, будто ему было тесно. Завращался винт, воздушной струей позади самолета сорвало с лужи тонкий ледок. Летчик увеличил обороты, и самолет, глубоко проминая колесами застывшую за ночь землю, неохотно тронулся с места.
Галущенко пошел на взлет. Долго бежал штурмовик, еле оторвался от земли на самой границе аэродрома и тут же скрылся в дымке. «Сейчас вернется», – думали летчики, всматриваясь в белесую муть и чутко прислушиваясь к звукам. Но тянулись минуты, а Галущенко не возвращался. Стояли под зябкой моросью, курили. Теперь остается ждать, пока не истекут сорок минут расчетного времени. Лишь бы самолет не обледенел… Время тянулось долго…
– Летит, летит! – крикнули наконец несколько голосов, и мы увидели штурмовик с выпущенными колесами и посадочными щитками; летчик изумительно точно с ходу вышел на аэродром и приземлился. Самолет рулил, а под крыльями болтались тросы контровки бомбовзрывателей – значит, бомбы сброшены, значит, он долетел до Минеральных Вод.
Галущенко проворно выбрался из кабины, спрыгнул с крыла, зашагал к командиру дивизии. Каким-то не своим, глухим голосом доложил:
– Товарищ полковник, путь разрушен… Вот здесь, – показал на планшете место. У летчика на щеках выступила «гусиная кожа», под глазами – синие круги.
Полковник спросил:
– Вам холодно?
– Там было жарко, а здесь пробирает, – смущенно улыбнулся летчик.
– Пойдемте в блиндаж, там все доложите.
Трудно пришлось Галущенко в этом полете. От Моздока он «уцепился» за железную дорогу, потом «брил» на высоте телеграфных столбов. Через некоторое время начало обледеневать лобовое стекло – и без того ограниченная видимость ухудшилась. Следить за землей пришлось через боковую форточку. Больше всего летчик опасался столкнуться с водонапорными башнями на станциях или с какой-нибудь заводской трубой. Было намерение вернуться, но он переборол себя. Когда миновал Георгиевск, за рекой Кумой погода вдруг улучшилась: облачность поднялась, начало оттаивать лобовое стекло.
За Минеральными Водами он вышел на железную дорогу. Но как бомбами с замедлением взрыва повредишь путь? Железнодорожная насыпь высокая, бомбы с малой высоты падают плашмя – кувыркаются и взрываются, скатившись вниз. И тут Галущенко заметил под железнодорожной насыпью водосточный туннель. Пришла мысль «закатить» туда бомбы. Сделал несколько заходов, сбрасывал по одной, каждый раз учитывая поправки на рикошет. Наконец взрыв ударил точно под насыпью, и она осела. На обратном пути летчик увидел в стороне плотную пешую колонну отступавших фрицев. Взмыл повыше с глубоким креном, вмиг оказался позади колонны. Прочесал ее из четырех огневых точек – от хвоста до головы, и еще раз – с противоположного направления.
Заканчивая доклад, Галущенко сказал:
– Такой каши, что осталась на дороге, мне видеть еще не приходилось, – и он зябко передернул плечами.
А мне представился виртуозный маневр, выполненный летчиком за считаные секунды: разве можно успеть разбежаться с дороги?.."


KS_45
отправлено 10.10.16 22:57 | ответить | цитировать # 32


Кому: Redakteur, #21

> Это об солнечно-утомлённом усатом генерале?

Не, это вообще тяжелый случай и немного другое. Я имел в виду наши натужные попытки в очередной раз "догнать Запад" снимая корявые кальки с американских блокбастеров про супергероев. Зачем это? Вот, настоящие, не выдуманные герои. Хочешь - ограничься самой атакой и снимай боевик. Хочешь - разверни драму от войны и подвига, до поисковых работ наших дней.


drudd
отправлено 10.10.16 22:58 | ответить | цитировать # 33


Хочу добавить ещё следующее:

"...Однако штаб дивизии неожиданно выделил пару ЛаГГ-3 из 979 ИАП..." - хорошо бы отыскать данные на того одинокого героя истребителя, что сопровождал пару "илов". Пока нашёл только вот это:

"Боевая характеристика на 979 иап"

https://pamyat-naroda.ru/documents/view/?id=131301295&backurl=q%5C979%20%D0%B8%D0%B0%D0%BF

- интересный документ. Но там списка личного состава нет.


Redakteur
отправлено 10.10.16 23:25 | ответить | цитировать # 34


Кому: drudd, #33

> хорошо бы

Кто спорит. Он герой уже потому, что пошёл один, да ещё на весьма специфическом ЛаГГе-3.

Но пока я знаю только то, что он из 979 ИАП.


УниверСол
отправлено 10.10.16 23:33 | ответить | цитировать # 35


> Всего за один вылет одна пара штурмовиков

С первого захода!
Караул, такнебывает!!!


Alkazar
отправлено 11.10.16 00:42 | ответить | цитировать # 36


Я эту историю от деда слышал, который будучи подростком там жил (в станице Архангельской, ж.д. станция Малороссийская, 25 км. от Тихорецка) во время оккупации и хулиганил с другом по-маленьку - то "Вальтер" из штабной машины сопрут, то провода связи срежут для качелей. Тогда, с его слов, всем оставшимся жителям станицы показалось, что всё, скоро наши придут.


Redakteur
отправлено 11.10.16 00:57 | ответить | цитировать # 37


Кому: Alkazar, #36

> всем оставшимся жителям станицы показалось, что всё, скоро наши придут.

Не показалось: станцию разнесли 26 января, сутки с лишним она горела и взрывалась, а 30 января на неё обратно пришла Красная Армия, захватив по пути 700 вагонов (по тем временам — порядка 20 составов) добра, которое немчура в результате не смогла вывезти с Кавказской.

Путевое хозяйство, конечно, отстраивать пришлось заново даже не с нуля, а с минуса, но, думаю, наши были не в обиде: одни только полсотни выведенных из игры танков — это уже сотни спасённых жизней. Да ещё в минус ушли с полсотни вагонов фрицевских боеприпасов.

Кстати, то, что они пытались не восстановить бывший путь, а прокладывали временную обходную колею — наглядное свидетельство результативности атаки. Там, очевидно, эквивалент небольшой ядрёной бомбы по совокупности получился. На несколько килотонн.


Voldemarius
отправлено 11.10.16 01:05 | ответить | цитировать # 38


Кому: drudd, #28

> На обратном пути я говорю своему штурману:
> — Нинка, а ты молодец!

Блин... Выдохнул, только когда дочитал до конца.


Abrikos41
отправлено 11.10.16 06:00 | ответить | цитировать # 39


Камрад Redakteur, спасибо тебе большое за эту заметку! И за многие-многие другие интересные и познавательные твои заметки, которые здесь публикуются! Не вымышленные и не придуманные истории одного большого Подвига, совершенного нашим Народом.

В детстве, в 90-х годах, мои бабушка с дедушкой одно время жили в г.Кропоткин. Это же как раз та самая станция Кавказская. Дом, в котором они жили, располагается рядом с вокзалом. Дом этот в народе называли "пятиэтажкой", т.к. это был первый или один из первых домов такой этажности в городе. В войну был частично разрушен, после - восстановлен и реконструирован. Хорошо запомнились высокие потолки, длинный коридор, большая кухня и ванная с окном во двор. Часто когда гостил у них ездили на электричке из г.Курганинск в г.Кропоткин через Армавир. Тогда еще запомнилось, что прибыли на Тихорецк - значит скоро будет наша Кавказская.

Это после, когда подрос - стал интересоваться тематикой Великой Отечественной.
Вот сегодня благодаря заметке узнал о подвиге, совершенном в местах, связанных с воспоминаниями детства. 700 вагонов на станции.. Трудно себе представить.(Извините, что делюсь никому не интересными мыслями и эмоциями).


Theo
отправлено 11.10.16 09:57 | ответить | цитировать # 40


Статья отличная!

От себя хочу добавить. Есть сейчас такая отличная игра - симулятор Ил-2 Битва за Сталинград. Там можно отлично понять механику работы штурмовиков по целям. В том числе хорошо защищённым. Работа адова, и очень хорошо, что нам это можно проделать сидя в тёплой комнате, удобном кресле и с кнопкой "начать заново", которой у лётчиков не было.


Сапёр-старпёр
отправлено 11.10.16 10:17 | ответить | цитировать # 41


Читал и перечитывал, медленно, вчитываясь, пытался не упустить ничего. Спасибо за такие статьи! Вот после неё в очередной раз ловлю себя на мысли, что все требования МВФ или прочей финансовой нечисти по увеличению пенсионного возраста - это не что иное, как месть детей их стариков нашим старикам.


Цзен ГУргуров
отправлено 11.10.16 11:18 | ответить | цитировать # 42


Замечательный метериал!
Немцы, полагаю, решили, что погода нелетная, потому не было прикрытия станции с воздуха, и забитие ее эшелонами.
Но наши летчики сурово их наказали за подобные просчеты. Описанная атака произведена мастерски.


Redakteur
отправлено 11.10.16 12:11 | ответить | цитировать # 43


Кому: Цзен ГУргуров, #42

> Немцы, полагаю, решили, что погода нелетная

Скорее всего, потому что вообще скопление эшелонов — грубейшее нарушение военной "техники безопасности".

К тому же Красная Армия поджимала, и немцев, очевидно, лихорадило.

Так что лётчикам, безусловно, отчасти повезло. Но главное в том, что на везение наложилось умение: ведущий мгновенно принял решение, построил обеспечивающий скрытность подхода и максимальную эффективность поражения цели план атаки, и пара его великолепно выполнила, да так, что вражеские зенитчики им даже вслед для приличия не постреляли.


Цзен ГУргуров
отправлено 11.10.16 12:57 | ответить | цитировать # 44


Кому: Redakteur, #43

Хочу подчеркнуть, что воевали ребята на одноместном варианте Ил-2. Так что без истребительного прикрытия да еще с полной боевой нагрузкой при встрече с мессерами шансов у них было немного. Но они не потратили БК на первую попавшуюся цель (хотя имели на то полное право), а пошли искать цель "пожирней", понимая всю степень риска. И нашли.


Summoner13
отправлено 11.10.16 15:07 | ответить | цитировать # 45


Кому: Redakteur, #14

> Кстати, не было в СССР ордена Боевого Красного Знамени, хотя его и называют сплошь и рядом БКЗ.

Это, наверное, от того, что был орден Трудового Красного знамени. Чтобы не путать.


вождь пахучий чеснок
отправлено 11.10.16 15:32 | ответить | цитировать # 46


Спасибо, нужное дело делаете


KS_45
отправлено 12.10.16 17:55 | ответить | цитировать # 47


Кому: Александр Савин, #25

> Что конкретно имеешь в виду, камрад?

"Ночные стражи", "Защитники" и т.п.


DoctorGrey
отправлено 14.10.16 02:32 | ответить | цитировать # 48


Ох, ребята, прочитал и статью и комментарии. Я просто не знаю что сказать. Только вечная слава героям. И, к сожалению, вечная память.



cтраницы: 1 всего: 48

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк